ИДЕОЛОГИЯ РОССИЙСКОГО КАПИТАЛИЗМА

Previous Entry Share Next Entry
Власть и художник: кто кого?
Иванмастер_09_06_06
ivanmaster


Удивительно как время меняет оценку. И если в 2006 г. тему дискуссии «Что делать?» Художник и власть: кто кого больше любит? можно было назвать банальной, то сегодня едва ли. Вероятно, подступило осознание необходимости единства всех слоёв общества в интересах общего дома. И если государство — это дом, власть и художник – супруги, то народ - их общий ребёнок. И такой союз власти и художника выше плотской любви, как выше её ответственные за будущее своего дома и будущее детей родители. Конкретный пример.

В 1967 году был введён в строй один из самых величественных монументов Великой Отечественной войны – «Мамаев курган». Центральная экспозиция – 87 метровая скульптура «Родина-мать». Очевидно, что без государственного заказа на увековечивание памяти силы духа советского народа не обошлось. Наверняка был конкурс, в котором участвовали многие творческие коллективы. Победила группа скульпторов Е. Вучетича. Родился и материализовался образ «Родина-мать». В общем власть сделала заказ, художник его выполнил и, надо полагать, был обласкан. Но что дальше? А дальше многочисленные толпы посетителей, погружающиеся в потрясающую атмосферу монумента, лицезреющие «Родину-мать» на фоне… не великой русской реки нет, на фоне романа голосов С. Алексиевич «У войны не женское лицо» (1983г.). Не оспаривая художественных достоинств романа, можно не сомневаться, с точки зрения формы два произведения – монумент и роман входят в известный когнитивный диссонанс. С одной стороны - «у войны не женское лицо», о судьбах многих и многих женщин, пронёсших и вынесших на своих хрупких плечах тяжести самой жестокой войны, с другой стороны «у войны женское лицо», лицо матери, отправляющей собственных сыновей на ратную битву за родную землю. Именно она – мать несёт на себе невыносимую ношу страданий и памяти о тех, кто, выполнив священный долг, не вернулся или остался калекой. Представляется, что образ «Родины-матери» сильнее, глубже, а главное значительней образа любой женщины-героя романа С. Алексиевич, перед которыми, несомненно, должно преклонить колени.

Власть как бы удовлетворилась фактом создания монумента и самоустранилась от судьбы образа «Родина-мать», ограничившись выделением необходимого и достаточного финансирования на поддержание его материального состояния. И художника эта тема практически не трогала. Следуя современному тренду, власть и художник свели отношения к возмездной любви. Наполнить выдающийся монумент жизнью оказалось некому. От власти не было заказа, а от художника не было граждански зрелого предложения. В результате попустительства центральный образ монумента, несмотря на достаточное материальное содержание, стал опустошаться ментально. И демонстрируют это события на Донбассе. Проблема наполнения образа жизнью может решиться путём создания произведений отражающих высокий общественный статус матери отправившей своих сыновей на ратную битву. С точки зрения общества в нем не должно быть человека более счастливого чем мать солдатская. Тема тяжёлая как никакая другая и чрезвычайно сложная. Сложность связана с доверием читателя-слушателя-зрителя основной идее художественного произведения – счастье матери. Может ли быть счастлива та, ратные сыновья которой покоятся в сырой земле? Здесь и этический вопрос: какую правду говорит читателю-слушателю-зрителю художник? В послевоенные годы на экраны вышло и продолжает выходить большое число фильмов о войне и об армии. Но практически ни в одном из этих фильмов образ матери защитника не выведен в нужном, соответствующем великому монументу ключе. А ведь именно тут, в сложной и такой нужной стране правде, должен проявиться талант и искусство художника. А дело власти поддержать это, оказав прототипу образа и тому, кто сумел его раскрыть материальную поддержку или дать соответствующую оценку. Мать защитника Отечества должна стать национальным героем, предметом уважения, почитания и поклонения, а, если угодно, и зависти. Только в этом случае волгоградская «Родина-мать» соединиться миллионами невидимых нитей с каждой российской женщиной. Только в этом случае в непримиримом хотя и заочном споре Вучетича и Алексиевич победит первый. Только в этом случае произойдёт своего рода «кубинизация» России, то есть воспроизведётся случай успешного опровержения любых помыслов внешнего агрессора. И эта победа проложит путь многим другим. Путь этот не близкий. Мягкая сила искусства требует времени, но действует она гарантированно.

Вот так, на конкретном примере, можно убедиться в возможности в общем то бескорыстного союза власти и художника, в их нужности друг другу, союза далёкого необоснованного взаимного давления, правовой казуистики и обязательного финансирования. Всё что требуется, это их ответственная гражданская позиция и боль за будущее страны.

?

Log in

No account? Create an account