?

Log in

No account? Create an account

ИДЕОЛОГИЯ РОССИЙСКОГО КАПИТАЛИЗМА

Previous Entry Share Flag Next Entry
- Дочь короля слепа? - Она не знает света...
Иванмастер_09_06_06
ivanmaster
Россия сегодня, в своём безудержном стремлении технологического перерождения, это слепая Иоланта. Влюблённый Роберт безуспешно пытается пробудить у Иоланты тягу к свету. Но тяга эта просыпается не тогда, когда Иоланта впервые слышит о свете, а ровно в тот момент, когда она, с подачи мудрого Рене, начинает испытывать животный страх за жизнь своего перерождённого я - Роберта. И только теперь настаёт очередь Эбн-Хакия.

Допустим, страх есть, и Россия готова к перерождающей её мобилизации. Тогда рецепт. В СМИ, например http://v-tretyakov.livejournal.com/1882130.html (11 мин.), не раз звучало, что технологическое развитие связано с выпуском продукции с большой (высокой) добавленной стоимостью. Теперь зададимся вопросом, если эта самая добавленная стоимость градуируется, то где её верхний предел? Кто производит или какая продукция являет собой пример самой высокой из известных на сегодня добавленных стоимостей? Очевидно, что до тех пор, пока мы не ответим на этот частный вопрос, мы не решим главный, ибо в эпоху глобализма и открытых инноваций всегда будем оказываться в хвосте (привет Сколково!). Отвечаем – продукция с самой высокой добавленной стоимостью это стандарты. А предпринимательский субъект, отвечающий за производство и контроль стандартов, то есть продукции с самой высокой добавленной стоимостью, и есть недостающее ключевое, системное звено нашей рыночной экономики. Как справедливо было замечено http://v-tretyakov.livejournal.com/1882130.html (25 мин.) малый бизнес (потребительский) есть тогда, когда есть большой. Без преодоления этого пробела, то есть без создания доморощенных «Самсунгов» и «Бошей», чья ключевая компетенция как раз стандарты, меры господдержки традиционных для России субъектов инновационного процесса, включая запуск ещё одного «костыля» – Агентства технологического развития, очередное пустое сотрясание воздуха. И наоборот, ставка государства на создание и поддержку подобных «Самсунгам» и «Бошам» субъектов предпринимательской деятельности не только раз и навсегда решит этот проклятый вопрос, но и позволит сэкономить бесчисленные финансовые, организационные и временные ресурсы.

Страх есть? Но достанет ли его, этого животного, превозмогающего убаюкивающий звон булата страха? Именно поэтому, возможно, на повестке ещё один предключевой вопрос – консолидация и воспроизводство страха, боязни так и остаться девс… без перерождения, без развития. А это уже, простите, онтологическое, гамлетовское дно…